Апрель. Улитка

Время нельзя нащупать, но можно нащупать пульс.
Нервный и лживый пророк кардинальных исходов -
Это его нетерпенье толкает в путь,
Это его провозвестием отмечены годы.
 
Что ж, срезонируй, вспыхни, смело шагни вперед,
Пусть циферблат на ладони лежит как данность.
Время стучится, гонит - оно идет,
Оно настигает, сводя к нулю ожиданья.
 
Жарко кипит возбуждающий дух перемен
В стягах на площадях, в заговорах задворок.
Не покривись, если древней патины тлен
Враз заелозят старательные полотеры.
 
Что полотер - сошка в чужой игре,
Поствековой размах обескрыленной птицы.
Тихо ползи, улитка, вверх по большой горе -
Прочь от потерь, туда, где нет ни слез, ни амбиций.
 
О многотерпец, ваятель судеб и стран!
Труд твой на этой земле исчисляется в граммах.
Горе пруду - не сливается с ним океан.
Горе улитке - страшна, высока Фудзияма.
 
Жаждешь больших потрясений, берешь судьбу на испуг?
(То есть, конечно, себя, распаливши язык бравадой)
Или скучаешь по звону лирических пут?
Или в потоке сознанья берешься назвать фарватер?
 
Ну поймешь ты кого и зачем балаган поднимает на щит...
Ну прочтешь языки костров и узоры булатов...
Что с того, многотерпец? - но ты все ползешь и молчишь,
И молчишь, и молчишь и не сводишь очей с циферблата.