Песочница. Подарок

Начало истории по ссылке
 
 
 
Стояла летняя жара, все ходили вялыми, как мухи, вдохнувшие дихлофоса, старались найти место в тени или дома, под спасительным кондиционером, у кого таковой имелся. Только детворе не было дела ни до жары, ни до взрослых. У них свои очень важные дела, свои проблемы и переживания. И жара этому совсем не мешала. Кто-то наблюдал за копошившимися жучками в траве, кто-то пытался поймать бабочку, которая дразнилась, перелетая с цветка на ветку и наоборот, у кого-то дома кошка привела котяток, и было так интересно смотреть на эти маленькие комочки…
 
А Мила сидела на лавочке возле больших кустов гортензии, распустившей свои белые цветки-шары, слегка болтала одной ножкой и всё пыталась решить один очень важный вопрос. У её друга Кира день рождения, а как поздравить и что подарить никак не получалось придумать. Девочка много читала (уже умела сама), и мама её водила на разные занятия в школу развития детей «Индиго», где всегда интересно и много удивительных вещей рассказывали и показывали. И там поведали, что сейчас самые длинные дни в году, солнышко рано встаёт и поздно идёт отдыхать, значит, много сил отдаёт своими лучами, и именно в эти дни родился Кир, что не удивительно, ведь такого сильного, умного и умелого мальчика ещё поискать было во всех окрестных дворах. Научил Милу многим забавным делам и вещам — это солнышко его наградило, не иначе! А как поздравить друга, девочка пока не придумала. В садике и школе на утренниках поют песни и рассказывают стихи. Мила петь красиво не умела, а со стихами как-то не сложилось. Пробовала сама что-то сочинить, но так красиво, как те, что раздавали учить в садике, не получалось, а Кир достоин красивых стихов. Чтобы что-то купить, как обычно делает мама, нужны деньги, можно было попросить у неё, но девочке не хотелось дарить обычные подарки, которые стоят на витринах магазинов. Надо что-то особенное, а что…
 
Мила видела, что старшие девочки что-то умели делать своими руками: плели, клеили, вязали, рисовали. Девочка посмотрела на свои ручки: не умели её ручки так красиво что-то делать. Вязать надо научиться, а рисовать у неё никогда не получалось, даже мама вздыхала, когда смотрела на рисунки дочери. Какая-то Мила без талантов родилась. Так девочка сидела и рассуждала, всё больше и больше становясь грустной.
 
А поздравить Кира очень надо! Ведь его больше некому поздравлять, только мама и… Мила. И получать подарки так приятно! Это она знает точно, всегда ждала праздников. Бабушка с дедушкой часто привозили игрушки, мама делала торт… Торт! Точно, Мила испечёт своему другу торт. Это то, что она умеет… наверное. Ну, видела, как делает это мама. Спрыгнув с лавочки, девочка побежала вприпрыжку домой.
 
Но не всё было так радужно, как в мыслях Милы. Она знала, что для торта нужны продукты: мука, сахар, яйца, а сколько чего надо для одного небольшого тортика? Девочка смотрела на стол, куда до этого выложила муку в пачке, поставила сахар в сахарнице и достала из холодильника лоток яиц. Вроде мама украшала выпечку шоколадом, фруктами, но как сделать плитку шоколада такой, чтобы она красиво растеклась? Столько вопросов! И тут Мила подпрыгнула и улыбнулась — у мамы есть книга, где написано, как готовить разные блюда, там точно должно быть написано, как делать торты.
 
Достав из шкафчика большую и красочную книгу, девочка начала искать картинки с тортами. Увидела красивый, украшенный клубникой в виде корзинки, и залюбовалась: вот бы Киру такой сделать! Начала читать рецепт и растерялась: узнала сколько надо продуктов, а как измерить граммы? У мамы есть весы, но как ими пользоваться, Мила не знает. Девочка закусила губу, а на глаза навернулись слёзы — она ни на что негодная девочка, ничего не умеет, и не знает, и друга нечем поздравить!
 
С расстройства отшвырнула от себя книгу, и та упала на пол, раскрывшись на картинке, где был показан ещё один торт, и девочка сквозь слёзы прочитала слова: «из печенья». Точно! Ведь можно торт и не печь, когда-то мама делала такой. Вздохнув и вытерев слёзы ручками, наклонилась и подняла книгу. А потом начала искать уже другие продукты. Печенье нашлось, сметана тоже в холодильнике была, сахар… Мила начала вспоминать, как мама пользовалась миксером. Она помнила, что ей было строго-настрого запрещено включать электрические приборы, но тут такой случай, что уже не важно: накажут её или нет.
 
Девочка, прикусив кончик языка, вылила сметану в ёмкость миксера, высыпала сахар, помучившись, но, всё-таки опустила венчики (да, она вспомнила, как эти штуки мама называла!) и, выдохнув, дрожащими пальчиками нажала на рычажок и поставила на цифру 1. Было страшно, но желание сделать приятное другу перевесило. Загудел миксер, и Мила вздрогнула, увидев, что начали вращаться венчики, выдохнула и стала ждать, когда получится крем.
 
«Медленно — подумала, — так я и до завтра не сделаю», — и повернула уже уверенней рычажок на 2. Венчики вращались быстрее, и дело пошло. Девочка не спускала глаз с будущего крема, боялась, что что-то будет не так, не пропустить бы момент, когда надо выключить… а когда выключить? У малышки чуть не выпрыгнуло сердце — она не знала, сколько будет готовиться крем! Но решила, что сметану и сахар миксер точно не испортит, всё равно будет вкусно, и перевела рычажок на ноль. Стало тихо, всё остановилось, Мила выдохнула.
 
Теперь надо разложить печенье и залить кремом — с этим девочка справилась быстро. И под действием вдохновения начала украшать своё творение кусочками шоколадки и сверху положила большую красивую клубничку. Готово! С нетерпением выглянула в окно: вышел друг или нет. Ничего, подождёт его на улице.
 
Взяв тарелочку, на которой готовила своё угощение, Мила выбежала во двор. Но там Кира не нашла, а возле песочницы Борюсик важно сидел на новеньком велосипеде, а две его подружки восхищались подарком. Девочка решила посмотреть в соседнем дворе у большого дерева, которое за время их дружбы стало своеобразной штаб-квартирой. Подойдя поближе, увидела свисавшие с толстой ветки ноги в кроссовках — Кир сидел на дереве.
 
Мальчик уже давно заметил Милу, которая шла и что-то несла в руках. Это что-то было в тарелке: какие-то кусочки, залитые чем-то белым, что расплылось по всей тарелке, а сверху красовалась одна большая клубника. А сама девочка шла со счастливой улыбкой, сияющими глазами и белым пятном на щеке. Кир спрыгнул с дерева, а Мила за несколько шагов до него вдруг споткнулась и упала, тарелка опрокинулась, и всё, что было в ней, шмякнулось разноцветной лужей с той же клубникой сверху.
 
Мальчик подбежал и помог подняться Миле, которая горько плакала.
 
— Очень больно? Ты сильно ударилась? — спросил участливо Кир, ведь как бывает больно, он знает.
 
Мила, размазывала кулачками слёзы и смотрела на то, что осталось от её такого тяжко выстраданного подарка, не могла и слова вымолвить. Потом всё же сказала:
 
— У меня нет для тебя подарка, я его разбила.
 
— А что это? — спросил Кир, рассматривая кучку чего-то.
 
— Я тебе торт сделала, сама... — слова захлебнулись в новой порции плача, — и растяпа не донесла-а-а.
 
Кир, несмотря на то, что его подружка заливалась слезами, улыбнулся: ему Мила сделала подарок! Никто кроме мамы ничего раньше не дарил. Мальчику было очень приятно, он наклонился и поднял клубнику, измазанную в креме:
 
— Быстро поднятое не считается упавшим, — и быстро сунул в рот. — М-м-м… вкушшшно, — выдал, жуя с полным ртом.
 
Он видел, насколько расстроилась девочка, и его доброе детское сердечко не могло мириться со слезами другого человека.
 
Мила, ещё всхлипывая, во все глаза смотрела на Кира — ему понравилось! Потом улыбнулась, подбежала и со словами: «С днём Рождения!» — крепко обняла своего друга.