Ангел для Кэсси

Холодные мелкие капли падали с небес непрерывным потоком уже второй день подряд. И второй день подряд у входа самого крупного торгового центра города сидел немолодой мужчина. Одетый в старую, но чистую одежду, явно не подходившую для такой погоды, он, давно замерзший, время от времени играл на флейте мелодии, от которых начинало щемить в душе. Это можно было ощутить, если бы кто-то вник в мелодии уличного музыканта. А люди проходили мимо, не прислушиваясь и не приглядываясь к фигуре сидевшего мужчины. У всех дела, заботы — канун Рождества, столько всего предстоит успеть, завершить, подготовиться к праздникам, а главное — найти подарки. И только изредка кто-то бросал монетку или мелкую купюру в небольшую коробочку, стоявшую у ног музыканта. А ещё реже те, кто прислушивались к мелодии, что звучала, задерживались совсем немного, так и не успев насладиться прекрасной игрой. Флейта в руках маэстро издавала чарующие звуки, достающие до самых глубин человеческой души. И музыка лилась и летела. Казалось, она искала своего адресата и все никак не могла найти…
 
Почти у самого входа остановился автомобиль, и из него вышел мужчина, обошел машину, открыл дверцу со стороны пассажирского сидения и помог выйти молодой женщине. Следом за ней поспешила маленькая леди — девочка лет восьми. Она большими счастливыми глазами смотрела на огни торгового центра, на гирлянды, сверкающие разноцветными огнями, на шарики и игрушки, украсившие перед праздником все вокруг, и ее личико озаряла улыбка. Казалось, она замерла в ожидании самого большого чуда в ее жизни.
 
— Кэсси, пойдем, милая, у нас мало времени, — сказала мама, протягивая руку дочке.
 
Они побежали под навес торгового центра, женщина отряхнула пальто от капель и уже собиралась войти внутрь, как девочка ее остановила. Кэсси подошла к музыканту и, взглянув на него, внимательно прислушалась к игре. Мужчина приблизился к своим спутницам и тихо, с явным раздражением, произнес:
 
— Дорогая, давай побыстрее, мы и так не успеваем.
 
— Может, немножко постоим? Послушай, как играет, — с улыбкой ответила женщина, и, взяв под руку мужчину, прислонилась к нему, продолжая слушать красивую и нежную мелодию.
 
— Только недолго, — со вздохом произнес тот и посмотрел на часы.
 
А Кэсси увлеченно слушала музыку и словно перенеслась мысленно в другой мир, полный чудес и красок. Через некоторое время музыкант закончил играть и поднял глаза на девочку. На его уставшем лице светилась очень теплая улыбка:
 
— Понравилось? — спросил он.
 
— Очень, — ответила Кэсси, — можно я вас угощу горячим чаем?
 
Этот вопрос заставил смутиться не только музыканта, но и родителей девочки. Женщина посмотрела на маэстро и сказала:
 
— Понимаешь, Кэсси, мы с папой спешим, а у этого господина, наверное, тоже есть какие-то дела.
 
— Мама, ты же видишь, он замерз и ему нужно согреться. Вы идите по делам, а я могу пойти в кафе с… а как Вас зовут? — спросила девочка, посмотрев на мужчину с флейтой.
 
— Раф, Рафаель, — сказал музыкант, сам не ожидая, что ответит на ее вопрос. Удивление вперемешку с восторгом в этот момент светилось в его глазах.
 
— Очень приятно, господин Рафаель, а меня Кэсси зовут. Можно я вас буду звать Рафом? — с улыбкой прощебетала девочка, на что он просто кивнул головой. — Вот, мама, мы с господином Рафом посидим в кафе, выпьем по чашке чая, а вы за это время все быстро решите, и я у вас не буду под ногами путаться.
 
Таким просящим глазам отказать было просто невозможно. Женщина вздохнула, неуверенно посмотрела на мужа, потом на музыканта и попробовала еще раз урезонить малышку:
 
— Кэсси, но как же это… так нельзя, ты же знаешь…
 
Потом опять посмотрела на мужа, ища поддержки, но наткнулась на спокойный взгляд и решилась:
 
— Кэсси, если мы разрешим тебе посидеть в кафе, ты пообещаешь из него не выходить?
 
— Это я вам обещаю, — вдруг сказал господин Раф очень твердым и серьезным голосом, — мы с Кесси посидим, выпьем чай, поболтаем и обязательно вас дождемся.
 
Девочка расцвела такой улыбкой, что показалось, словно не дождь на улице, а солнечная погода. Прижалась к маме и прошептала:
 
— Спасибо, я тебя очень люблю, — потом посмотрела на отца, поймала его взгляд, — пап, ты самый лучший в мире.
 
На неё смотрели такие же светло-карие глаза со смешинкой, но на серьезном лице.
 
— Похоже, Эмма, с теми…надцатью котятами и щенками, что прошли через наш дом, Кэсси просто репетировала. Теперь она вплотную займется бездомными людьми. Хорошо, что не просит домой забрать этого господина и не обещает заботиться о нем сама, — с доброй улыбкой сказал мужчина жене.
 
— Еще не вечер, дорогой, — ответила ему, смеясь, — я не была бы так уверена в том, что она это не попросит.
 
Через несколько минут Кэсси чинно восседала на кресле за столиком в кафе, что располагалось в том же торговом центре, и, как заправская хозяйка, разливала по чашкам чай, при этом от усердия прикусывая кончик языка.
 
— Вам сахар положить? — спросила она у музыканта, который с таким восхищением наблюдал за действием маленькой леди, что не услышал ее вопроса. Понял, что она что-то ждет, только когда над одной из чашек зависла ложка с сахаром.
 
— Да, спасибо, одну ложечку, — заулыбался еще шире и решился задать вопрос.
 
— Скажи мне, Кэсси, тебе совсем со мной не страшно?
 
— Нет, — просто ответила и положила ему на тарелочку кусок штруделя с яблоками, — я же вижу, что Вы добрый и ничего плохого никому не сделаете.
 
— А как ты это видишь? — стало интересно Рафу. Он внимательно смотрел на девочку поверх чашки, которую поднес к губам, чтобы сделать глоток горячего чая.
 
— Вот тут, — показала на виски двумя ручками, — и тут, — показала на область сердца, — я просто знаю. От этого заявления у собеседника Кэсси перехватило дыхание, но он постарался быстро справиться с волнением, дабы не напугать девочку.
 
— Завтра Рождество, ты уже выбрала себе подарок? — перевел разговор на другую тему господин Раф.
 
Кэсси вздохнула, нахмурилась и сказала со всей серьезностью:
 
— Понимаете, те подарки, которые действительно хочется получить, в магазине не купишь, их нужно у ангелов попросить, а они очень заняты, и им трудно за всем уследить.
 
— Ты веришь в ангелов?
 
— Конечно, я даже каждый день прошу их о помощи.
 
Это было сказано с таким неподдельным укором, что Раф почувствовал себя чуть ли не преступником за то, что позволил себе усомнится в существовании этих самых ангелов.
 
— Правда, я обращаюсь к одному единственному ангелу, но это неважно.
 
— А что за просьба такая? — тихо поинтересовался музыкант.
 
— Это маленькая молитва, приснившаяся мне, когда я сильно болела и никто не мог меня вылечить, — малышка очень аккуратно отпила из чашки, потом мило заулыбалась и продолжила:
 
— Тогда мне приснился очень красивый ангел. У него были большие красивые белые крылья и голубые глаза. Он и научил меня просить помощи.
 
Ангел — Хранитель мой,
Ты всегда возле меня стой,
Утром, вечером, днем и в ночи
Будь мне всегда в помочи.
 
 
После этой незатейливой детской молитвы у Рафа заблестели глаза, словно бриллианты засверкали на свету. Он еле сдержал улыбку и спросил:
 
— Будет ли очень некрасиво с моей стороны, если я попрошу тебя рассказать мне о своих желаниях. Тех, которые ты бы хотела попросить у ангелов?
 
— Я думаю, Вам могу о них рассказать.
 
Девочка поставила локти на стол, сплела в замок пальцы и положила на них подбородок. Потом улыбнулась; взгляд красивых светло-карих глаз ушел куда-то далеко, и продолжила:
 
— Мои мама и папа мечтают завести ещё одного ребенка, но мама не может пока иметь детей, а мне так хочется, чтобы они были счастливы, а я бы была очень рада маленькому братику. Еще мне очень хочется почаще видеть гуляющим своего соседа. Он болеет, а его родители много работают. За ним присматривает сиделка, уже старенькая, и ей трудно часто гулять по улице с ребенком в инвалидной коляске. Вот если бы у Марка, так зовут мальчика, был сильный помощник, который мог бы ему помогать с прогулками! А еще нужно найти хозяина для котенка, мы его уже вылечили, но пока не нашли кому отдать. А Фокс очень ласковый кот, ему нужен друг, который бы его любил. Вот.
 
Кэсси тепло улыбнулась и посмотрела на Рафа. В ответ получила такую же улыбку:
 
— Кэсси, я думаю для одной девочки, даже такой славной как ты, очень много желаний за один раз, ангелы могут не справиться. Может, выберешь самое главное?
 
Девочка задумалась, опустив глаза и нахмурив бровки, а потом посмотрела на мужчину и сказала:
 
— Вы правы, я как-то не подумала об этом. Тогда на этот раз я бы пожелала, чтобы Марку было с кем гулять. Остальное может подождать, а ему это очень нужно.
 
— Но ты же ничего не попросила для себя! — удивился он.
 
— А мне папа с мамой купят куклу, — легко ответила девочка, — мне этого достаточно. Она будет очень нарядно одетой и с голубыми глазами, как у моего ангела из сна.
 
— Думаю, что ангелы найдут время для выполнения твоих просьб, — с улыбкой произнес музыкант и увидел, что к ним пробираются Эмма и ее муж с пакетами в руках. — Вот и твои родители идут. Быстро они справились без тебя.
 
Уже выходя из торгового центра и прощаясь, Кэсси сказала:
 
— Эх… если бы вместо этого дождя пошел снег… Было бы здорово, — и посмотрела на небо, плачущее частыми каплями, с такой счастливой улыбкой, что у всех, кто стоял рядом, тоже появились улыбки на лице.
 
А рождественским утром Кэсси нашла под елкой очень красивую куклу — ангела с большими белыми крыльями и голубыми глазами. Потом мама и папа пришли ее поздравить и, смеясь, сообщили, что у нее будет братик или сестричка.
 
— Братик, — уверенно сказала девочка, — так ангел сказал.
 
На что родители рассмеялись, а папа еще и подмигнул. Через некоторое время зазвонил колокольчиком входной звонок. Как оказалось, пришла мамина подруга и попросила отдать им котенка. Её сын очень расстроился, не получив такой желанный подарок. Женщина каким-то чудом узнала, что у них есть кот, и прибежала с утра пораньше.
 
Кэсси решила сама проводить котенка, к которому уже привязалась и вышла на порог. Там у нее от восторга расширились глаза, а рот сложился в букву «О». С неба падали, не спеша, красивые снежинки. Девочка подставила ладошку и поймала несколько очень необычных снежных звездочек.
 
— Снег! — вскрикнула Кэсси и выскочила на улицу, где чуть не столкнулась с соседом — мальчиком, которого вёз на коляске молодой мужчина. Марк тоже со счастливой улыбкой старался поймать снежинки.
 
Кэсси помахала ему рукой и вернулась в дом. Забежала в свою комнату, где на кровати сидела кукла — ангел, подбежала к ней и прошептала:
 
— Спасибо тебе, Ангел. Я всегда знала, что вы существуете и помогаете, если очень сильно попросить.
 
* * *
 
На крыше высотного дома стояли, прислонившись друг к другу, Ангел и человек. Они тоже наблюдали за танцем снежинок, спускавшихся на землю.
 
— Теперь ты довольна, Ирин? — спросил Ангел и с нежностью посмотрел на человека. — Твоя бывшая подопечная получила все, о чём мечтала. И даже котенок попал в хорошие руки. И снег пошел…
 
— Абсолютно, Раф, — ответила женщина, потершись щекой о плечо Ангела. — С тобой я самый счастливый человек на свете, — улыбаясь, продолжила Ирин. И лукаво глянув в глаза Рафу, добавила:
 
— Умеешь ты делать подарки.
 
— А главное, люблю их делать, — такая же лукавая улыбка появилась в ответ, — особенно, когда меня просит самый дорогой и любимый человек на свете. Каждый раз ты заряжаешь меня светом так сильно, что я готов творить чудеса ежеминутно.
 
— На что не пойдешь ради чудесного праздника, — ответили блеском в прекрасных голубых глазах. Ирин еще теснее прижалась к Рафу и произнесла:
 
— С Рождеством, мой Ангел! — и услышала в ответ:
 
— С Рождеством, любимая!