Утро стрелецкой казни

Колесований не хотелось.
Сморкалось сумрачно в рукав.
Царила в волости опрелость.
Скулил простывший волкодав.
 
На стол ты выставила блюда.
Рассыпчато картофель плыл.
Тебя, допустим, звали Люда.
Руслан. Охочий до Людмил.
 
Твой стан ядрён.
Батон округл.
Затылок волосом тугой.
Глаза как пуговицы пугал.
И запах кожи неплохой.
 
Смеркалось мощно.
И развратно
блеснуло лоно мимо рта.
Но не бездумно - ай, досадно!
Вдруг осознал в себе кота.
 
Сметаной лакомились губы.
И пеленались облака
вокруг мерцающей залупы
молельной башни. Высока!
 
Из створок башенных смеялось.
По коридорам брёл конвой.
И вёл грядущую усталость.
Младенец выпал уж седой.
 
Людмила милая однако.
На ней, мой табор, не шуми.
Что, околевшая собака,
зовёшь наружу - мимими?
 
Я есть Руслан. И это правда.
Моя кольчуга - дом родной.
Моя проблема - это жажда
любви и парной, и парной!
 
Я на коне и конь исконный!
А в башне - злые мудрецы!
И Люда, мой сожитель томный,
не знает, где искать концы...