Про зренье

 
 
Стоит взирать
вокруг глазами давно умерших людей?
Воспринимать, принимать
через книги чужие и строки?
Они ведь отжили давно и взяли свое,
что б там ни досталось:
скитания, слава, безвестность,
покой, нищета, в бок кинжал,
признательность или – частотней – кондовая тупость,
и стоит ли (мне, например) повторяться,
клепать дубликаты
с тех самых,
но только, увы,
отнюдь не шекспировских драм и комедий?
 
Трепло под забралом ухмылочки
балл выставляет,
купаясь в поганом вине комментариев,
где он резвится, как говнодельфин,
а кто-то строчит комментарий о смутном,
как жалобу на Громовержца,
у этой иссякло терпенье сморкаться в платок,
обрызнутый классикой, святостью и красотою;
претензий не счесть, как и было, лишь форма
меняется скромно, зато содержанье –
ни капли.
 
Так стоит ли зренье
свое подгонять
на какой-то момент
под зрение Байрона иль Цицерона,
Рабле иль Флобера,
Софокла, Платона, Эразма
и прочих, и прочих… и прочих?
Коль скоро важнее вкусить и постичь
на собственном жалком горбу,
свою личную морду расквасить,
и, слизывая эту кровную кровь
(такая-то группа и резус), явиться
на тяжбу и суд к доставалам и пшикам,
себя позволяя
рвать, брать, грубо трахать,
как будто последняя ты проститутка?
 
Не проще ли
переучиться, забыть, блин, уснуть…
 
 
1.12.2019.