НА ЖИВЦА, ГЛАВА 8 (+18)

НА ЖИВЦА, ГЛАВА 8 (+18)
Поэма (кому нет ещё 18 лет просьба не читать)
 
Глава восьмая
 
- Мы эту назовём – КРУТАЯ Начальник
И если точно при уме,
То сможет даже умирая,
Задание выполнить вполне.
- Учёт ведётся ежедневно, Зам. начальника
Курсанты разные во всём.
Объединяет их система,
Дух, вера и уютный дом.
- На нас надеются и верят Начальник
И Первый звонит через день.
А вдруг приедут и проверят,
Работать надо через лень!
 
- Светлана Павловна Слепцова,
Телохранитель с Ф.О.У.
Отец – из циркового дома,
Подкову скручивал в дугу.
Моя мамуля – героиня,
Нас пятеро аж у неё,
Я младше всех. «Опять дивчина» -
Сказал папаша мне в лицо.
Всю жизнь мечтал он о сынишке,
Чтоб номер передать кому.
А мать рожала, как в той книжке,
Лишь девок, барышень ему.
Меня как мальчика растили,
Сначала бокс, потом стрельба.
С туза могла я в три-четыре,
Пятёрку сделать без труда.
Отец хотел поставить номер
И успокаивал: «Не ссать».
Ты будешь в цирке, как сам Ковер,
Фамилию нашу прославлять.
Метать ножи я научилась
И плетью кепку могла снять.
Но с цирком всё же разлучилась,
Хотелось всё вокруг объять.
Менялись строи жизнь и время
Спешило в странствие своё.
Училась, поспевая в стремя
И не боялась ничего.
 
Как я в охрану-то попала,
Это отдельное кино.
Отец звонил куда попало
И мне нашёл одно бюро.
Там набирали для охраны
Объектов и отдельных лиц,
Парней прошедших дым, завалы,
С реакцией быстрой, словно блиц.
Пришла, спросили что умею.
-Бить по зубам, метать ножи,
Стрелковым детищем владею,
Со штангой тоже я на ты.
- А сможешь ты обезоружить,
Любого выбери сама.
Коль сможешь здесь его сутюжить,
Возможно здесь ты не дарма.
Я показала, что умела,
В борьбе была я не сильна.
Метнула ключ... и загремела,
Под ним напольная доска.
Работала как Папа Карло,
С двойной нагрузкой для себя.
Оттачивала и шлифовала,
Чтоб мастерством владеть сполна.
Мы охраняли грузы, деньги,
Банкиров, школьников, дома.
Возили дамочкам их серьги,
Через крутые закрома.
Мы делали свою работу,
Она мне нравилась вполне
И получали за «заботу»,
Деньжат хватало и семье.
Однажды всё перевернула,
Одна оплошность всю судьбу.
Конец стоял тогда июля,
Туманно было по утру.
Клиентом был один засранец,
Такой холёный и блатной.
По всем манерам итальянец,
А по уму, так шут тупой.
Ещё в машине по маршруту,
С гостинице на Луговой,
Он проглотил одну пилюлю
И стал, как буд-то сам не свой.
Метнул бокал на автостраду,
Кричал всем матерную речь,
А после выпрыгнул ...и с заду,
БеЛаз заставил его лечь.
Я управляла сей машиной,
Свернув в кювет нажала стоп.
Клиент застрял под задней шиной,
Разбив на век свой подлый лоб.
Меня лишили всех лицензий,
За недосмотр и враньё...
Искали сотню новых версий,
Отродье, быдло, вороньё.
Клиент ведь был блатной, в законе,
Владелец клубов и жулья.
Его друзья в зверином тоне,
Хотели мести для меня.
Одна, как зверь в крысиной яме,
Я им давала свой отпор
И защищалась, не словами,
Бывало выстрелом в упор.
Однажды трое стали тыкать,
Мне в голову свой пистолет.
Ты кровью сучка будешь хныкать,
Сказал детина средних лет.
Затвор я молнией прикрыла,
Сломала одному ребро
И всех спокойно уложила,
Увидев алчность в них и зло.
Я не виню коллег за то что,
Те отвернулись в мрачный час.
Но боль в груди разлилась точно,
На всех мужчин во мне под час.
Я к вам пришла, пока не поздно,
Могу я сделать много зла.
Мужчинам я не верю точно
И бить желаю их всегда.
 
- Дадим ей прозвище – «СНАЙПЁР», Начальник
Из сотни сто?
– Не промах, да. Зам. начальника
Но в обольщении – бобёр,
И в сексе с ней одна беда.
Зато красива и опрятна,
Английский знает и поёт.
Умна , сильна и элегантна
И может в гонках снять джек-пот.
 
Продолжение следует.