развилка

у кромки мкада ранний март
остановился. в нём азарт
силён настолько, что заметен.
слышны: обрывки птичьих слов,
призывы к слому всех основ
и шёпот сплетен.
 
ты вновь в пути. бежишь, бежишь
и грудью насквозь режешь тишь -
мол, "чё молчим, когда заснули?"
а я лишь тень твоя. позволь
отвлечь минут на пять. пароль -
"не тронут пули".
 
привет! прекрасно. очень рад,
что соглашаешься, а трат
минут своих - не бойся, чудик.
идём. многоэтажка - глянь,
переступай порога грань,
знакомься - рудик.
 
я не уверен, как зовут
его, но раз лишь пять минут -
как мы условились - в запасе,
то пусть хоть так: не суть вообще -
хоть он на р или на щ -
любой прекрасен.
 
короче, рудик тут стрижёт.
он - парикмахер. стережёт
контору друг его, коллега.
ещё две женщины: одна
сидит на кассе, хоть юна,
но вид стратега;
 
вторая моет пол, полы.
пока подобием юлы
вовне - вселенная кружится,
здесь - всех объял спокойный труд.
вселенной тщетны крик и кнут -
прочна граница.
 
отсюда видно, что к чему.
поверь, мне странно самому,
что тут нашёл кусочек света,
а не, к примеру, дома иль
вдали, за сотни тысяч миль -
в пути аскета.
 
прозрачный вечер наступил.
не потеряв особо сил -
кого назвал - идут на выход,
пока друг другу говорят,
вдыхают марта сладкий яд,
и снова тихо.
 
я что сказать тебе хочу:
не обязательно к врачу
иль к вот таким проситься в гости
и над душой стоять, глядеть,
как будут стричь, лечить и петь..
- вставать на мостик?
 
да чушь какая! слышь, бегун,
острить не стоит: нет трибун -
как видишь - так что не геройствуй.
пойми, твой бег - скольженье по
искомой линии депо
в пылу изгойства.
 
и нифига ты не найдёшь.
исчезнешь, братик, пропадёшь
за дело доблести и чести.
и, пав, судьбы получишь счёт
а там "молил бежать ещё
на нужном месте"...
 
хоть спорно это - видит Бог -
счета о верности дорог,
о безусловном назначеньи...
но, очевидно, наугад
не убежишь ты и за мкад -
и не в везеньи
 
тут дело, спринтер. ты молчишь
и трогаешь руками тишь.
на рту лишь тонкая ухмылка,
а взор направлен в пустоту
и чуть дробится на лету.
и бьётся жилка -
 
чуть бьётся жилка у виска.
растёт в лице его тоска.
я, затаившись, жду ответа.
поднял глаза, сверкнул, как гром,
и процедил, махнув пальтом:
"не нужно света".
 
растерян, в кресло - плюх, и тут
не пять, а более минут -
исчезли вымышленным мифом.
я вижу в зеркале себя -
стою, кармашек теребя -
звериным скифом.
 
и не надтреснуто стекло,
и сердце прочь не утекло
в ту грудь, где тяга к далей краю -
и всё же он - не я, а я
вообще умом ушёл в края,
где пропадают...
 
я в отраженье всё смотрю,
и что-то будто говорю,
и, кажется мне, плачу вроде.
а он не плачет, хоть поник.
глядит в глаза мне краткий миг -
и в ночь выходит.
 
один - юнец, второй - старик -
и каждый - на своей свободе.
 
7.03