Тащу из себя печали

Тащу из себя печали на белый свет,
Каюк в феврале - серый такой каюк.
И чувства, как и положено голытьбе,
Совсем ничего сердечного не подают.
Распахнутый стих норовит вобрать
Хоть капельку солнца из щёлки хмурых небес.
И спеть хвалу о добре бобра,
Который не спит - просто в хатку зимой полез.
И горько сомлев в ожидании лучших дней,
Печаль паутинную изнутри тащу, тащу,
А облака похожи на в яблоках лошадей,
Ползут себе по вывернутому плащу.
Картинка, подобна тоскливому фетишу -
Всего лишь бог разделся - не вывернул на лазурь.
И спрашивает светлым пятном: висишь?
- Вишу, пишу,
А ты подежурь, не халтурь, отлитературь.