На обочине

Грязь на обочине, слякотно, муторно...
Надо бы в путь, хотя дальше уж нет
Ни колеи, ни тропинки, но будто бы
Сердцу, как встарь, где-то чудится свет.
 
Сердце, как встарь, с моим разумом борется,
Рвётся искать, рвётся жарко гореть.
Слушал я сердце, воздалось мне сторицей,
И не хочу повторять то же впредь.
 
В жизни вертели мной цели несметные,
Но... сдулись грёзы, и ветер затих.
Жизни загадки, те тайны заветные
Не разгадал, лишь остался в живых.
 
Лишь обессилел, лишь бит был и сломлен я.
Миром раздавлен, расколот и смят.
Вот и бреду я, пустой, обескровленный,
Искорки лишь среди мрака блестят.
 
Мрачно-ненастное лезет в сознание,
Время безжалостно, время бежит...
Где же ты, где ты, весна моя ранняя?
Всё обернулось не так — вот кульбит.
 
В мыслях не мир, а змеиное логово,
Давит и жжёт груз не сделанных дел.
Не довершил я, не выполнил многого...
И бесполезность теперь — мой удел.
 
Рвался к вершинам и рвался к высотам я,
Рухнул и вот... ковыряюсь на дне.
Как это мерзко, до боли жестоко и
Что же теперь остаётся здесь мне?
 
Мне здесь остались лишь ночи промозглые -
Тянут грехи, но иду налегке,
И ваши очи — злые, безмозглые —
Мне освещают мой путь вдалеке.