В дрова

Боря, что ты ни говори, но это Фарерские острова,
те, что на карте-то сразу отыщутся черта с два,
точка в огромном мире неба, бегущих туч и моря,
тысяча миль на север от тех самых куличек, Боря,
тысяча миль от куличек - а мы в дрова...
Как же твоя покойная мама была права -
мол, дураку случайно досталась умная голова,
умная, Боря, умная... мы в дрова...
Ладно бы Индия, Боря, ты бы там был как Рерих,
что ты нашел в этих синих глазах фарерьих,
что за шаманский дух вошел в тебя и не вышел,
Боря, она же тебя на три сантиметра выше,
гибкая, как китовый ус, нежная, как трава
свежей весной островной короткой.... Да, мы в дрова.
Боря, я тысячу раз слышал, что есть любовь и что есть тоска,
жизнь мимолетна, а смерть близка,
нам достается лишь то, что у нее удалось урва...
Борька, ты меня слышишь еще? Не спишь? Ладно, мы в дрова
только сегодня.... А завтра бортом норвежских авиалиний
ты улетишь туда, где седину в бороде покрывает иней,
где каждый третий - рыбак или китобой,
где, как ты говоришь, бредит она тобой,
чтоб я так жил, как я тебе верю, Борька,
ты им всегда умел вешать на уши бойко.
Острый османский месяц касается колокольни Петра едва...
Как бы и символично вроде... Но мы в дрова.