Сандал, ваниль и немного цедры...

Сандал, ваниль, и немного цедры... Ты трогал губами ее ключицы,
коты давали свои концерты, шел март, ничто не могло случиться
ни с градом, ни с миром, ни с ней, конечно. Она тебя отстраняла нежно,
и шла вспорхнувшей с постели птицей к окну, и в номер вливался свет,
и пару ямок на пояснице сменял темнеющий силуэт.
И, сколько лет бы ни миновало, в любой толпе, где всего навалом,
в столицах севера, в южных портах, во взвеси вина, табака и пота,
в аду гостиничных простыней, с принцессами, шлюхами, но не с ней,
ты формулу так и не разгадал. Немного цедры, ваниль, сандал...