остров

Как плетеные человечки, негритята Агаты Кристи
Под настойчивый визг пластинки и скрипящие голоса
Мы живем на проклятом острове, гололобо-пустом, скалистом:
Ты свою партитуру пишешь, я кормлю золотого пса.
 
Он приносит мне мертвых чаек, что разбились о небо. В гроте
Больно взгляду от перьев белых на качелях зеленых волн.
Католический мой священник, не меня ли ты здесь хоронишь,
Выводя свою а капеллу – поминальный, прощальный звон?
 
Не по мне ли творишь обряды, выбирая звучанье струнных,
Диким плачем тоскливой скрипки - погребальных литаний вой?
Избегая прямого взгляда, я смотрю на морские дюны.
Я плачу за свои ошибки: если в воду, то с головой,
 
Если биться – то крестоносцем, за Грааль и святое тело,
Если мстить – до последней крови, мусульманский джихад, война.
Если верить – то только в солнце, в талый снег под апрельским небом.
Если больно, пусть будет больно. Если яда, то пить до дна.