Часы

Ева смотрела любимый сериал, готовясь ко сну после тяжёлого рабочего дня. Девушка глядела на синий экран вполглаза, смачно зевая. Часы, висящие на стене, мерно отстукивали убаюкивающий ритм, обрадованные вставленной в них новой батарейкой. Овальный циферблат уверенно показывал половину десятого вечера.
 
«Пора бы и баинькать», — подумала Ева, кутаясь в одеяло.
 
Внезапно девушку отвлёк резкий звонок мобильного. Экран мигал надписью «мама».
 
— Добрый вечер! — прозвучал в трубке мягкий, слегка уставший женский голос.
 
— Привет, мам! — полузевая ответила Ева.
 
— Как дела? — последовал шаблонный вопрос.
 
— Хорошо. А у вас там что? Как бабушка? — со вздохом спросила девушка, искренне беспокоясь о здоровье старушки.
 
— Да неважно бабушка. Но, надеюсь, ещё несколько месяцев протянет. Вот только успокоилась, уложила спать и сама спать иду, решила вот тебе звякнуть, — с глубоким вздохом сказала мама.
 
А потом разговор затянулся как всегда. О всякой ерунде, как это бывает у женщин. Беседа продолжилась о новой краске для волос, подлинности оттенков, новинках моды, поступившем в супермаркет свежем молоке. Также говорили и о разного рода проблемах, о ценах на коммуналку и лекарства. В общем, женщины зависли на беседу часа на два.
 
Сериал давно уже прошёл, да Ева за ним давно уже и не следила, даже вполглаза. А когда, наконец, она положила трубу, то часы показывали всего десять.
 
«Странно! — подумалось девушке. — Думала, часа два уже болтаем».
 
Но уставшая и немного разгорячённая разговором Ева не придала этому никакого значения. Единственным её желанием сейчас было полностью отдаться во власть подушки и одеяла. Что она и сделала с превеликим удовольствием.
 
Ночь пролетела незаметно под мерный рокот спящего мегаполиса.
 
За окном начало бледнеть ранее майское утро. Природа просыпалась, ну а люди большого города будут просыпаться как минимум через час, да и то не без помощи кофе.
 
Такой подъём ждал бы и нашу героиню. Но... только не сегодня. Еву разбудил телефонный звонок. Дисплей в предрассветных сумерках опять показывал «мама».
 
Резко вскочив, девушка с большой тревогой нажала зелёную трубку, чисто механически, ещё не совсем отойдя ото сна.
 
— Доче-е-енька… — всхлип размыл голос, прозвучавший в трубке. — Ба-а-бу-у-шка умерла…
 
Затем динамик стал выдавать отвратительный писк гудков. Ева словно окаменела на несколько мгновений. А затем слёзы закапали из глаз сами собой. Сквозь них девушка машинально посмотрела на стену, где висели часы.
 
Циферблат всё так же, как и вчера вечером, показывал десять часов…