Чёрный ворон

Объявился он недавно
Из каких то дальних мест.
Дом срубил себе исправный
И живёт один, как перст.
 
Ни хозяйки, ни девицы;
Ни детей, ни внуков нет.
Поплескав в лицо водицы,
Покидает дом, чуть свет.
 
Беззаботен, как ребёнок,
Бросив за спину суму,
В окружении бурёнок,
Он шагает по селу.
 
По себе немногословен
И на драки неохоч.
Если худо где корове,
Завсегда готов помочь.
 
Под раскидистою ивой
Он садится на лужок,
Достаёт неторопливо
Свой серебряный рожок.
 
От восхода до заката
Он под деревом сидит:
Выпасает ,, полк рогатый "
И в дуду свою дудит.
 
Он по своему зовёт их,
А они ( вот, чудеса! ),
Откликаются охотно,
Повернув к нему глаза.
 
Каждой ласковое слово
Есть в запасе у него.
И траву жуют коровы -
Нагоняют молоко.
 
Он их водит к водопою,
Хоть дорога не близка.
Люди вертят меж собою
Осторожно у виска.
 
Вроде силой не обижен.
Вон и место в кузне есть.
Ведь, не старый, а поди же,
Пропадает днями здесь.
 
Председатель жмёт плечами.
Аль работы нет в селе.
Мог найти себе сельчанку,
Да и жить себе, как все.
 
- Ничего! Обвыкнет малость, -
Рассуждают старики.
А в глазах немая жалость,
Хоть и жалость не с руки.
 
Нынче время то какое.
Каждый только о себе.
От грабителей покоя
Нет ни хлеву, ни избе.
 
Тут не очень пришлых любят.
Так пошло уже давно.
И хоть с виду, те же люди,
А чужие, всё равно.
 
Лучше загодя готовься.
Кто их знает, чужаков.
Ну, а этот, странный вовсе -
Целый день пасёт коров.
 
От людей, как чёрный ворон,
Хоронится на лужке.
И в селе лишь разговоров,
Что о странном мужике ...
 
А ему и горя мало.
Знай дудит себе в дуду.
Лишь закат багрово - алый
Тихо плещется в пруду.