Бредноватое 2

граб у грабли угрёб сугробли.
и враны грают у края кровли.
а клара к карлу пришла для обли.
и гулят гули ку-ку. а хули?
 
нас заблудили. нас наобали.
натили-тили. затрали-вали.
коль мы застыли. то крепче стали.
стоим красиво. на нас насрали.
поскольку гули.
вот так.
а хули?
__________________
 
вы – вы ли? вы ли? ты – та ли? та ли?
коронавылет короновалит,
короной вылит, короной налит,
мы дали выли, нам выли дали.
а карл на кларе, а крал на крале.
задрали глюки. задраить люки.
а мы кораллы, а нас украли.
и плачут люки, что их задрали.
__________________
 
в огульной голи гулят гули,
в оконном дне до неба мелко,
где есть душа, сходи погугли,
гляди, как тать, крадётся белка,
она придёт, как королева,
дав шанс тебе, набравшись высью,
растечься, не додрав до древа,
своей сомнительною мыслью.
__________________
 
Бредишь-бродишь минным полем,
вся такая нетакая,
взрезан острым си-бемолем,
воздух медленно стекает.
Лишь в душе родятся крики,
бьются в кровь и в хлам о стены.
Онемелый-безъязыкий,
я лежу себе поленом.
__________________
 
Плывут во тьме слепых поводыри,
плывёт Абенхакан эль Бохари,
согласно Борхесу, с разбитой головой,
живее всех живых, хоть неживой.
 
В душе звенит высокое «тримай!»,
с улыбкой на устах выходит май,
и в зарослях культурной анаши
заблудшая поэзия шуршит.
 
В душе запас дешёвого дерьма,
оно пьянит и сводит нас с ума,
и вносишь в мир, от счастья сам не свой,
запас дерьма, к несчастью, мировой.
__________________
 
Поэт, вконец Пегаса укротив,
мучительно рождает нарратив,
бессмертную поэзию о вечном,
открытого окна насупротив
он, кантовский презрев императив,
любой звезде предпочитает свечку.
 
Поэту свечка, чёрту кочерга,
а Господу не светит ни фига,
поскольку свечка занята поэтом,
от боли равнодушием привит,
поэт, что нездорово плодовит,
наивно мнит себя анахоретом.
 
И, крытый матом вдоль и поперёк,
маячит в окнах мутный рагнарёк.