Попытка № 26

Попытка № 26
Когда я умерла, была весна.
Всегда хотелось плакать. Сна не стало.
 Ласкала плечи мятая джинса,
ментально приближая к идеалу.
 От солнца в рыжину уходит цвет –
я выцветала в седину беспечно,
 сводила привлекательность на нет,
меняя запах страсти на аптечный.
 
Такая жизнь. Невнятный черновик:
сон до обеда, лень, табак и ночи
 вселенская тоска, грошовый крик
и ненависть - неявно, между прочим.
 Храня от всех мучительный секрет,
считалась виноватой перед богом.
 Я никогда не говорила "нет",
и в сущности, жалела о немногом:
 
однажды, много лет тому назад,
нужна была одна простая штука -
 ключ к комнате, и в комнате - кровать,
и эта несвершившаяся мука
 терзать годами бросила бы тех,
кто знал и был к ней как нибудь причастен.
 Хотелось взять хоть на ночь. Без помех.
Чтобы потом ты тоже стал несчастен.
 
Чтобы потом, рассматривая тень
на потолке, мятущуюся криво,
 ты вспоминал бы ненавистный цвет
моей первоначально рыжей гривы,
 чтоб руки мучали тебя - мои не наяву,
и чтобы все приметы
 сходились бы на том, что я - живу,
таинственный адепт твоей вендетты.
 
Ты никогда не снишься - значит, я
к тебе хожу во сне и раз за разом
 беру, и спазмы скручивают так,
как будто запрещенного ты вмазал.
 Дыши, проснувшись. Я ведь не со зла.
Я умирала - а любовь крепчала,
 она осталась - ну а я ушла.
Да лучше сдохнуть - только б не сначала!
 
Давно я не бывала наяву.
Сюда выныривать больнее и больнее,
 мне нет тут места, слава божеству.
Мы с ним - одно. Я с вами не умею.
 Все очень глупо, если рассудить.
Не сплю, глуша тоску недостихами.
 Мне даже так распутной не побыть,
похвастав виртуальными грехами -
 
я не посмею первой ни за что.
Вот я, вот он. Поверх небрежно глянет,
 звук выключат, я - жалкой сиротой,
он отвернется, и меня не станет.
 Туман, и пыль, и страхов полынья
годами жрут меня, смывая краски.
 Я - для кого была? Вот если без вранья?
И в чем мораль недетской этой сказки?
 
 Жила я трижды. И ни разу ночь
нам на двоих в подарок не давали.
 Три сердца суждено мне истолочь
в седую пыль, - отлитые в металле,
 они для вечности годились, если б дать
 двоим однажды ключ от двери,
 ночь,
 кровать.