10-11 (позднеосеннее)

Листья поредели, чахнет их артель,
с каждым днём недели проще акварель.
Серости наплывы, давящая тень,
ночь неотвратимо подрезает день.
Силы, соки, краски - всё истощено,
ни тепла, ни ласки нет нигде давно.
Вновь пора природе в белом под венец -
буйности свободной плановый конец.
Прошлые одежды пёстрой красоты
ни к чему надеждам на покров фаты.
Только и деревьям, подданным её,
не уйти отдельно от судьбы времён.
Вот уже пред входом поздравляет их
c боевым задором вышедший жених.
Инеем обнимет, холодом пожмёт -
и последний листик под ноги падёт.
Глянь – как пусто рядом. Некому поднять,
скинутым нарядом некого пленять.
Нашим листьям в муках суждено опять,
слёживаться, жухнуть и перегнивать.
 
Нет, не падать трудно в грязную кровать,
страшно стать ненужным, рядом замерзать.
И за что цепляться на ветвях родных,
если ветви сами отторгают их?
Да и гонит стылый зябкий ветерок.
И не важно – ныне или позже лёг.
Друг на дружку вместе, порознь – всё одно:
сватанной невесте не до них давно.
Всем им места хватит на земле сырой...
Кто и где предатель?.. Как попасть домой?..
Неужели, жертвы?.. Был же и запас…
Где же наши ветви?.. Почему сейчас?..
Как же им всю зиму голыми стоять?
Как без нас, родимых, холод отгонять?..
Только ветви немы, тоже тяжко им,
в кризисное время легче жить одним.
 
Лишь когда с морозом распадётся связь
и из-под гипноза выйдет, разведясь,
Матушка-природа, то наверняка
на заре восхода нового витка
именами прежних, павших от невзгод,
каждый листик свежий ветка назовёт…
 
А пока уныло, слякоть, канитель,
серые наплывы старят акварель.
Блеклые недели, дни теряют свет,
тянешь еле-еле…
Удержался?
Нет?
 
.