Вермеер

Утро раскрывается с лёгким скрипом,
словно старая коробка с красками.
Здесь и безмятежный ультрамарин
левантийского побережья,
и акварельность голубого неба,
и серый металлик
типографии "Едиот Ахронот",
и красный поезд, бегущий на север,
и пронзительно-жёлтый экскаватор
среди барханов большой стройки...
Бессмысленная громада цементного завода
кажется почти изящной и невесомой
в нежно-персиковых рассветных лучах.
Живопись обещает жизнь вечную
даже самой мёртвой из натур.
Всякая маленькая улочка
каждый день тайно ждёт
своего Вермеера,
и засыпает к полуночи,
не дождавшись.