Мир отчаян, когда за двадцать...

Мир отчаян, когда за двадцать: три аккорда, три буквы, дым,
Тем желаннее целоваться, строить собственный энный Рим.
Как болтались по переулкам, с сигаретками невзатяг,
Отдавался свободе гулко к горизонту идущий шаг.
 
Мир налажен за тридцать, сорок, время - деньги - всё по уму,
У души недовольный морок по вопросам зачем, к чему.
Омут глаз с чертовщиной в ряске отражал то реал, то сон -
А на небе старела сказка, и линял розоватый слон.
 
Мир мудреет в полста и свыше, тучи словно излом бровей,
Оседают от мыслей крыши, и редеет толпа людей.
И толкаются одиночки в разговорах о том, о сём,
Как рождаемся без сорочек, так без них... нет, ещё споём,
 
Пусть в безвестности - самый цимус быть в искусстве и верить в свет,
Что до внутренней хиросимы - там руины из бывших бед
Пересыпаны нафталином - и свобода а-ля тюрьма.
Путь короче, горбатей спины - и доверие без ума.