Бродяга и зонтик Оле Лукойе

Предыстория последующего рассказа довольна проста и незатейлива, в ней автор хотел бы немного приоткрыть завесу той сложившейся жизненной ситуации, которая навела его на мысль написать этот небольшой рассказ, или новеллу с немного фантазийным сюжетом.
Как то в переписке с одним знакомым ( имя, по понятным причинам, я называть не буду), который, к слову, очутился в довольно удручающем финансовом, да и просто трудном житейском положении, ваш покорный слуга, внимательно "выслушав" ( если так можно образно назвать переписку ) того несчастного неудачника, призадумался- чем бы помочь. Советы уже исчерпали себя, денег лишних для "гуманитарной" поддержки не наблюдается, ну вот если только попробовать отвлечь беднягу чем-либо от неприятных и тягостных мыслей? Сказано-сделано, и вот уже автор, то есть я, в ответ на жалобы и стенания, строчу встречное послание, в котором предлагаю тому бедолаге попробовать себя в творчестве. Знакомый ответил, что ничего не смыслит в писательстве и даже никаких идей ему не приходит на ум. Зная подробно его историю, пожелания, даже нереализовавшиеся мечты, я тут же набрасываю краткий сценарий небольшого рассказа и отсылаю в СМС. Ответ прямо скажем разочаровал, сюжет вроде как понравился, даже немного польстил ему вниманием к собственной персоне, но то ли из-за лени, то ли еще по каким-то мотивам мне было сказано- пиши сама. Посетовав, я все же оставила ему возможность взяться за перо, но время шло и этого так и не происходило. А посему, я воспользовалась его разрешением самой начать и завершить задуманную новеллу. Правда отмечу и мой реверанс в его сторону- буду так же не против, если он все же решит сам написать рассказ, пусть будет два, раз так сложилось, и пусть Читатель их возможно когда-нибудь прочтет и сравнит.
И так приступим к самому повествованию.
История эта случилась в прекрасном и удивительном по своей красоте городе Стокгольме. Сам город, если вам доводилось там бывать. выглядел как на картинке, со своими разноцветными домами, у которых были так же разноцветные крыши, с остроконечными шпилями костелов, с улочками и площадями, набережными, парками и аллеями. Не буду утомлять вас излишней детализацией этих пейзажей, вы всегда можете их увидеть в живую или на фотографиях. Народ в Швеции жил не бедно, а уж в столице и подавно. Но была и иная сторона этой картинки. Так как действие разворачивалось довольно давно, то имели место и пережитки прошлого в виде нищих и бродяг, к которым относился и наш герой. Звали его Ганс, и это имя в последствии сыграло немаловажную роль в его судьбе. Но все по порядку. Он никогда не был богат, но мечты об успехе в жизни с самой юности не давали ему покоя. Наверное поэтому он без конца нырял в те или иные авантюры, в том числе и финансового характера, скупал какие-то акции, потом продавал, играл на бирже, пробовал заниматься ростовщичеством, даже открывал небольшой ломбард, который правда быстро прогорел, как впрочем и все его другие дерзкие начинания. В итоге к 50 годам он остался абсолютно ни с чем, дом был давно заложен и отдан кредиторам за долги, со съемной квартиры его попросту выгнали хозяева и опять-таки за неуплату. В таком бедственном положении он скитался по улицам любимого города и не узнавал его- все, что раньше так радовало глаз отныне буквально раздражало, ведь за окнами. дверями и стенами этих домиков жили счастливые и удачливые люди, не то что он сам, превратившийся в бродягу, поэтому часто он уходил грустить в относительно более бедный район города, где фасады зданий были скромнее, но и в этом не было большого утешения, так как на этих улицах жители, в основном бедные служащие, не могли или не желали подавать Гансу милостыню, чем надо сказать он в те времена и пропитался. Поэтому ему волей-неволей приходилось возвращаться в центр Стокгольма, который жил намного богаче. Здесь также околачивались и другие нищие, иногда собираясь компаниями, но чаще промышляя по одиночке.
В тот год осень выдалась теплой, но очень дождливой. Ганс брел по набережной и с унынием взирал на лужи и пузыри от дождя. Правда в целом вечер выдался не плохой, ведь он заработал несколько монет, которые ему бросил в помятую шляпу какой то турист. На эти деньги он купил бутылку молока и мягкий батон хлеба, да и еще при этих тратах в кармане пальто осталось немного мелочи. Тем временем дождь все усиливался и Ганс решил поспешить укрыться у ближайшего закрытого на ночь ларька, под козырьком которого тоже дрогла какая то древняя старушка. Тот козырек был крошечный и струи воды потоками лились на землю, поэтому бабушка открыла зонтик, надо сказать очень старый и засаленный, но как говориться "со следами прежней красоты". Ганс поздоровался и вдруг увидел немного стеснительный, но такой голодный взгляд старушки на его хлеб и молоко, оказывается та тоже была из числа нищих, но сегодня ей в отличие от Ганса не повезло и она осталась совсем без обеда и ужина. Наш герой великодушно протянул ей початую бутылку и батон, а та в свою очередь, с нескрываемой радостью от этого угощения, пустила его под свой потрепанный зонтик. Заручившись таким образом негласной дружбой, они познакомились и разговорились о своих несчастных судьбах. Ганс с жаром жаловался на опостылевшую ему жизнь, отсутствие крова, горячей еды и прочие несправедливости жизни, что ему надоела эта самая жизнь, которая так жестоко распоряжается человеческими судьбами и удачей. Старушка кивала немного трясущейся головой и периодически тоже вставляла некоторые замечания, она наконец-то наелась и была дружелюбно настроена. Дождь кончился, взошла луна и можно было брести дальше до какой нибудь случайной ночлежки, которой часто служили простые картонки и обрывки чьих-то одеял, благо климат в той стране довольно мягкий. На прощание старушка произнесла: "Ну вот что, дорогой Ганс, сегодня ты был достаточно добр и откровенен со мной, ты угостил меня едой и скрасил ненастный вечер довольно милой беседой. Так вот и я хочу что нибудь сделать для тебя. Ты поведал мне о своей беде, о том, что жизнь лишена радости и красок, что тебя мучает постоянная бессонница и гнетущее настроение. Возьми на память обо мне и сегодняшнем дожде это зонт. Поверь, он не простой. Когда я услышала, что твое имя Ганс, я вспомнила свой родной городок, ведь я нездешняя и заброшена сюда волею судьбы. Моя родина Дания, та самая страна, что подарила замечательного писателя Ганса-Кристиана Андерсена, ты наверняка в той своей жизни слышал о нем? Так вот, раз ты почти его тезка и зовут тебя тоже Ганс, то и зонтик я хочу подарить именно тебе, я привезла его из Датског королевства и это тот самый зонтик того самого знаметого сказочника Оле Лукое. Мало кто знает, но этот волшебник существовал на самом деле, об этом повествует множество народных датских легенд. Каждую ночь, где бы ты ее не проводил, в любую погоду, раскрывай купол над головой и не смотри, что он немного прохудился, да и спицы торчат. И каждую ночь этот зонтик будет дарить тебе немного того счастья, что ты лишился в реальной жизни, а именно сны. Самой мне видно уже осталось недолго ходить по земле, поэтому бери. Я отдаю тебе его с раскрытым сердцем". Вот такие приблизительно слова она произнесла. Озадаченный Ганс повертел в руках раскрытый зонт, рассматривая старинную ручку и прикидывая в уме, как выправить погнутые спицы. Когда он поднял голову старушка удалялась по набережной своими меленькими дрожащими шажками. Ганс вздохнул, посетовал, что не сказал ей даже спасибо за подарок, который может, хоть и не волшебный, но нужный в его нелегкой промозглой бродячей жизни. он побрел в обратную сторону, под мостиком нашел нехитрое убежище и лег спать, открыв над головой тот самый зонт, но не в ожидании сновидений, а с целью спастись хоть немного от капель, стекающих с опор моста за воротник. Он провалился в сон, который вдруг расцвел невиданными красками, заискрился фейерверком мечты и домашнего уюта. Внезапно Ганс увидел себя в большом кабинете за добротным столом красного дерева. Открылась дверь и зашла прелестная секретарь с кофе и бумагами, это были последние биржевые сводки. Она также положила рядом свежие газеты и мило улыбнувшись удалилась. По сводкам с биржи выходило, что он сорвал крупный куш, и его состояние раздулось еще больше. Он открыл коробку с сигарами, взял чашечку кофе и отпивая маленькими глотками обжигающий ароматный напиток довольно закурил. Потом видение исчезло и Ганс проснулся как будто от толчка. Вставала новая заря, он выполз из под моста и взглянул на город. Тот уже не казался ему чужим, враждебным и раздражающим, жизнь как-будто чем-то наполнилась, а именно хорошим настроением на весь оставшийся день. Он едва дотерпел до заката, так ему хотелось вновь окунуться в тот самый сон. Но на этот раз он увидел себя на площадке для гольфа, среди обеспеченных людей, в беседке неподалеку сидела его семья, а именно красавица жена с кучей нарядных ребятишек. Подошедший официант принес сок со льдом, день выдался жарким и солнечным. На следующую ночь Ганс уже зрил себя на ипподроме, где он сделал ставку на прекрасного жеребца и тот не подвел и пришел к финишу первым. Потом были сны о море, яхтах и замках, красивых женщинах, он видел себя то политиком, то знаменитым актером, и эта череда снов казалась была бесконечной. В них он также встречал давно ушедших из жизни друзей и родных, тогда слезы нечаянной радости заливали к утру его лицо. Прошел год, который оказался самым счастливым в его жизни, несмотря на то, что лишения и голод присутствовали каждый день, он просто перестал их замечать, он ждал очередной ночи и нового счастливого сна. Пришла осень с дождями и однажды он простудился и заболел. Жар сменялся ознобами, пот катился ручьями, а старое пальто совсем обветшало и не грело ни днем, ни ночью. Он почти попрощался с жизнью, пока однажды вечером к нему под мост не заглянул тоже какой-то случайный бродяга. Увидев Ганса в столь плачевном положении, отчаянно простуженного, бродяга сокрушенно укутал его своей курткой, принес откуда-то банку горячего чая и несколько бутебродов. Такой заботливый уход растрогал нашего героя, ему стало немного легче и теплее, товарищи по несчастью разговорились и в тех самых откровенных жалобах нищего Ганс увидел самого себя год назад. Бродяга еще несколько дней выхаживал заболевшего. а на прощание благодарный Ганс, как когда-то давно случайная старушка под козырьком ларька, подарил ему тот самый заветный зонт волшебника Оле Лукйе...
Вот вроде и вся история. Скажу только, что зонтик стал кочевать среди бродяг Стокгольма, его ремонтировали, штопали, стирали, он переходил от одной несчастной судьбы к другой, и видел в каждом его несбыточные мечты и исполнял их, пускай только в снах, но жизнь этих обездоленных людей хоть на время начинала играть красками и светиться фейрвеками почти настоящего счастья.
 
Быть может кто нибудь подарит,
волшебный, старый, рваный зонт
бродяге. и в том самом даре
зажжется снами горизонт.
Тот зонтик древнего Лукойе,
он полон чуда, лишь раскрой
пологом ночи на покое,
и сказок закружится рой.
В тех снах все будет так прекрасно,
пускай вокруг и нищета,
здесь мамины объятья лаской,
и появится вдруг семья.
Так пусть же зонтик обогреет
души печальной естество,
и сон пускай полночи веет
мечтой слезинки на лицо.