Осознание

 
Как ни тяжела мне
эта кладь
одиночества
и траты сил,
обними меня лишь
моя мать –
я бы ей всё,
кажется,
простил.