Нимфолиада. Часть I (4) - С Самого Начала

Нимфолиада. Часть I (4) - С Самого Начала
– IV –
 
Затрепетала всякая душа,
Навуходоносор, - что потом Али-Ходжа:
Рубил и сеял головы повсюду,
Убил немало царь тогда мужского люду.
 
Конечно, женщины дома восстановили -
Своими новыми детишками набили,
Но очень горько было сознавать,
Что вся история сначала завелась.
Да в этот раз их горькая молитва
Достигла слуха высшего быстрей,
И разразилась у Евфрата злая битва -
Руками персов защищал Господь детей.
Красавец Кир - тридцатилетний хан -
Решил владыкой стать ему известных стран,
Перевернув Евфрата южный вал,
Он сделал шаг на этот пьедестал.
 
Кто покорял народы, верно, знает,
Как победитель бывшим узникам внушает,
Что он и есть их светлая надежда,
И верит всяк: и умный, и невежда.
 
Конечно Кир евреев отпустил,
Дал денег и письмом сопроводил,
Где разрешалось вавилонцев брать в залог,
Восстановить златой алтарь в скорейший срок.
 
Готовил Кир египетский поход,
Дипломатический приветствуя подход.
 
Второй Исход был много покороче,
Но как длиннее становились ночи,
Все чаше приходилось отмечать,
Что женщин стало больше пропадать:
 
На всем пути персидские посты
Свой интерес по-своему блюли.
 
Дойти до Города евреи не успели,
Как от известия все разом онемели:
Оставил мир живых добрейший Кир -
Видать Господь на небо пригласил.
 
Царь Дарий унаследовал от Кира
Мечту владычества, а жажда мира
Владела им не менее отца,
Что утверждал отчеты у Творца.
 
Египет пал… А новая стена,
Великий Город вскоре обнесла.
 
К тому моменту - пятый век до нашей эры -
Уже и в Тегеране нету меры:
Вернулись Дария победные полки,
И кто запутался в их крепкие силки.
 
Сам Дарий был сторонник этно-секса,
И как в насмешку - на замену Артаксеркса
Господь на Персию послал на долгий срок,
А тот не брал ограничительный зарок.
 
Царю мужчины никакого интереса
Не представляли. К слову скажем из-за леса
Тропических телесных наслаждений
Не разглядел царь будущих лишений.
 
От окрыленности большой его души
Евреи к Каспию за воинством пришли.
Но это позже… а сегодня царь
Забросил к черту деловой свой календарь,
Когда поверх загара, розовея,
Вдруг встретил дочь, само собой, - еврея.
 
Добрейший Все Властитель Артаксеркс
С яслей любил истории про секс.
 
Дитем бывало к мамкам заберется
И любопытствует: откуда что берется.
Не зря намек пришелся на верблюда:
Решил милейший - все теперь его посуда.
А кто царям способен подсказать,
Что и в хорошем деле меру надо знать?
 
На Черном море - бывшем Понте - Митридат,
Узнал от друга с чем евреечек едят,
И корабли послал тайком оттуда,
Чтоб под рукой иметь такое точно блюдо.