НАЛИЛ БОКАЛ СЕБЕ РАССВЕТА

Писал пьяный
Налил бокал себе рассвета, и зорька алая в душе,
Несёт она мне роспись лета, а сердце бьётся в тишине.
Налью бокал себе я ветра, душа идёт себе наверх,
Пускай я выпью сто процентов, а двести, выпьет друг в душе,
Когда прохлада вдруг уходит, на сердце нежность в серебре,
И всё мне кажется, что я в полёте, несу тебе крыло душа,
А ты несёшься по проспекту, да, в чувствах нежного вина.
Тебе бы выпить, да, просторов, чудесный рай под тишиной,
И спеть под нос себе куплеты, и выпить веры да святой.
А что душа, укуталась в лохмотья, стоит и бредит о своём,
А я, и ей налью немного, пускай же выпьет на земле.
Душа прибрежного приволья, она, как ангел среди дня,
Её найдёшь, ты в океане всего небесного вина.
***
Налью бокал хмельного ветра, в душе рассветная земля
Она, же пахнет светом леса, она, вдыхает купола,
Крестясь руками перед грудью, крещу моря, поля души,
И как отшельник перед жизнью, стою один в своём пути.
А жизнь, что щедрая дворняга, бежит по ветру суеты,
Её догнать и обласкать, наполнить светом синевы.
Стою один в рубахе деда, а перед сердцем - Божья Мать,
Её храню мечтой завета, и всех люблю я, как себя,
И открывается, да в сердце, земная благодать.
И льётся, образ света сердца в мою морозную тетрадь,
Где я перед кончиной жизни, да написал: «Люблю, я мать».