Без...

Когда приложишь ухо к моей груди,
Не слыша стука ни сбоку, ни посреди,
И на запястье, щупая тишину,
Проверишь зеркалом: может ещё вдохну,
Поймёшь–курносая тихо взяла своё.
Её косы безжалостно остриё.
Теперь о главном: как поступить потом.
Я буду просто о не совсем простом.
Без поминальных пьянок, высоких фраз,
Без пятаками вдавленных мёртвых глаз,
Пустых молитв, свечей, дорогих попов –
Ты, милый, знаешь, мне это как-то по...–
Без белых тапок, новенького белья,
Без поцелуев мертвенного сырья,
Без забиванья в крышку тугих гвоздей,
Без слёз ночных, сочувственных слов весь день,
Без жутких вскрытий всех моих полостей,
Без рваной кожи, выпяченных костей.
Весь этот ливер сине-багровых жил...
Да разве ж я это всё, разве с этим жил?!
Я заклинаю, в топку меня, в огонь!
И писанину мою запусти вдогон.
Раздай меня, как вай-фай, распыли, развей.
Клянусь утраченной верой тебе -ей-ей-
Что нет тоннеля и света. Да ни черта!
Есть жизнь, есть – нет, смерть-граница, кордон, черта.
Зови друзей, танцуйте в моей золе,
Чтоб не случилось вас в этот час хмелей.
Пока меня не сметут навсегда ветра,
Орите песни, лучше всего Шнура.
Устало смолкнете, станете вдруг тихи.
Тогда прочти, запинаясь спьяну, мои стихи.