Ничего, это так, показалось...

Ничего. Это так… Показалось.
И она не тебе, однолюб,
разве только что самую малость,
улыбается краешком губ.
Но, пытаясь забыть моё имя,
Вы всё шепчете: "Эхо, постой…",
а берёзы ветвями тугими
пеленают меня берестой.
 
Поневоле спелёнутый в кокон,
необъявленных войн инвалид,
посмотри, - из распахнутых окон
открывается сказочный вид
и витает всё выше и выше
затяжной суеты маета,
по весне ничего не попишешь,
а по осени будешь считать.
Только осень… Ну что же, что осень, -
отпечаток листвы на воде,
и деревьев случайные оси
по обочинам, то есть – нигде.
 
Как пронзительно Вам одиноко
по-над берегом путать следы
и внезапно, в мгновение ока,
оказаться у самой воды.
Вам понравится плавать на льдине,
предпочтя вечерам мескалин.
Если смерти там нет и в помине -
забери меня в этот помин.
Забери меня. Хоть нанемного.
На часок, на другой погостить.
Что касается местного Бога, -
пусть попробует не отпустить.
 
Я люблю тебя. Слышишь…