Тропою Гумилёва

Тропою Гумилёва
У раздолбанных ветхих конюшен,
Где чернеют останки забора,
Старый мерин и конюх Макрушин
О восторгах вели разговоры.
 
Мерин ржал, трепеща от волненья,
Что он верен седлу и подкове,
Что к нему приходили виденья,
Как всегда, после мёрзлой моркови,
 
Как ему подтянули подпругу,
Пригласили кобылу на случку,
Как Макрушин забил на супругу
И пропил и аванс, и получку...
 
Конюх крякал бессильно и глухо,
Мерин глазом косил виновато.
Проходящая мимо старуха
(Кстати, тёща!) ругнула их матом.