Киевское

Голоса как трава, и чем ближе
К площади многолюдной, тем прорастают гуще.
Предосеннее солнце лениво лижет
Проржавевшие кроны уставших от лета лип.
Вот и ты обездвижен - случайно здесь не живущий,
Заживо влип
В этот город, в его колдовского язычества мятную и золотую муть.
Голоса, голоса… Стоит их взвесь вдохнуть,
И ты в паутине чужих немечтаний - внутри и снаружи весь…
Скоро она примчится – твоя всенагая весть.
…Закат запряжён химерами Городецкого,
И хочется счастья – щербатого, самоедского,
Не попадающего ни в сердечный, ни в светский такт.
Потому и стоишь, как Колосс Родосский, ждёшь её, как дурак,
Пока вечереет, и солнце подталкивает в плечо.
SMS - слегка ускоряющий пульс щелчок -
И размягчается город, стар и сутул,
И голоса, превращаясь в едва различимый гул,
Скатываются к Подолу…
Ждут же другие закатов таких подолгу,
А он тебя сам догнал, захлестнул.
Сгущается тень, углубляя межбровную складку.
Смуглой рукой лето сбрасывает на брусчатку
Перчатку - порядком изношена, да и туга...
 
...Ждёшь её, и прилипает город к твоим ногам.