Сказочник 16

Есть все-таки реки в воду которых можно вступить дважды. Это книжные реки.
Сказка 16 Сорочинская ярмарка.
Часто мы читаем не читая. До нас не доходит мысль автора... Или не сразу доходит... И там где автор хочет поделится с нами личным и даже сакральным, мы глупо и грубо морщимся. Первый раз "Вечера на хуторе близ Диканьки " я читал как книгу ужасов. Для подростка это конечно объяснимо, но как же много теряет человек, который не перечитывает то, что читал в детстве! "Сорочинская ярмарка" первая повесть в цикле... До сих пор с ностальгией вспоминаю летние ночи, когда я, зарывшись в одеяло, читал эту "страшную" повесть не воспринимая ничего кроме страха. И когда повесть кончилась, я даже по настоящему не осмыслил слова Гоголя. Прошло много лет, я снова вернулся на эту ярмарку, чтобы вспомнить себя... И я очень благодарен себе и молодому и зрелому, ибо противоречие между возрастами и разное восприятие ими одной и той же мысли помогло мне приобрести бесценный для меня опыт.
 
"Грохот, хохот, песни слышались все тише и тише. Смычок умирал, слабея и теряя неясные звуке в пустоте воздуха. Еле слышалось где-то топанье, что-то похожее на ропот отдаленного моря, и скоро все стало пусто и глухо.
 
Не так ли и радость,прекрасная и непостоянная гостья, улетает от нас, и напрасно одинокий звук думает выразить веселье? В собственном эхе слышит уже он грусть и пустыню и дико внемлет ему. Не так ли резвые други
бурной и вольной юности, поодиночке, один за другим, теряются по свету и оставляют, наконец, одного старинного брата их? Скучно оставленному!
И тяжело и грустно становится сердцу, и нечем помочь ему."