Кингс-Кросс

Ты вьёшься вороной у дома: дверь откроется — всадишь нож
В его горло; будешь смотреть, как он захлебнётся криком,
Но в окнах темно, и нет никого, и его уже не найдёшь:
Он замёл все следы и уничтожил улики.
Покинув свой пост, кривишь раздражённо безвольный рот,
Жаждущий плюнуть слова невысказанной обиды,
Бредёшь — за поворотом следует поворот, —
Теряешь проклятую пятиэтажку из виду,
Бездумно проходишь сквозь стену на пустом вокзале Кингс-Кросс,
Выдыхаешь, и тусклое золото, что между рёбер выло,
Обливается кислотой злых и бессильных слёз
И сияет намного ярче.
Было и было.