Су Катя


Дитя и море

 
20 сен в 0:33Дитя и море
Четыре года назад дитя таскала по берегу палки длиной с две себя, увлеченно кидала в воду камни и хохоталась.
Собственно, мало что изменилось. Она с упоением носится по берегу с камнями, бросая их в в воду с восторженным всхохатыванием, и в моей голове невольно появляются субтитры: "и за борт ее бросает в набежавшую волну", потом тащит здоровенную палку, бросает и её в набежавшую волну, тащит обратно и возвращается к метанию камней.
Первый день на море таков.
 
Впрочем, ничего не меняется и дальше, только палку она больше не таскает, палки мешают кидать камни в море. В море надо обязательно что-то бросить, чтобы получить взамен ракушку или обкатанную стекляшку. На столе перед домом тётушки постепенно растёт гора камушков, стекляшек и ракушек.
Море выбрасывает ей каменное сердечко, и теперь ей важно не только метнуть в воду камень или стекляшку, но и успеть нарисовать на обнажившемся песке (назовём этот намыв так) сердечко. Аглая любит море, море шлёт ей сердечко.
 
Вечером, глядя на отрубившийся интернет на телевизоре, она вопрошает:
- Что же, я теперь всегда должна смотреть на эту пустоту?
- Душа моя, в созерцании пустоты есть что-то философское, - отвечаю я. Но мультики всё же включаю.
Теперь у неё новое слово, и она пробует его на вкус, и несёт с собой на берег моря, чтобы созерцать философски.
 
Пока мы ездим в магазин, она ходит с дядей Славой слушать ночное море. Кидает камушки, созерцает. Рассказывает, как делала блинчики и засыпая, жалуется: "Дядя Слава меня ловил и на плече таскал".
Дядя Лёша выкладывает в мастерской скрепыши из Магнита и динозавриков из Пятерочки, и получает взамен нежную любовь от дитя. Выражается это в том, что она первым делом бежит вниз, к дяде Лёше, крутиться в кресле и болтать. Её не смущает ни сигаретный дым, ни наш смех, пока она обследует угол за углом в поисках нового пакетика с игрушкой.
- Это будет моя коллекция. А у Кирилла такого нет, да, мамочка? Пойдём на море! А Кирилл тоже поедет на море, да мамочка?
 
На море я всегда попадаю в какое-то безвременье, зависаю в одной точке. Посадите меня на берегу и я буду слушать волны, пока меня не унесет. За спиной теплая волноотбойная стена. Море волнуется, горизонт качается и вспучивается, когда море набирает воздух, чтобы ринуться на берег.
Я смотрю, как над быками нависает вода, словно безумный режиссер решил снять рекламу бешеного сливочного масла и теперь нарезает бирюзовый кусок невидимым ножом. Тонкая полоска масла закручивается и тяжело падает на быки. Дитя весело хохочет, сидя на относительно сухом камне в ожидании сильной волны, которая вымоет ей ножки.
 
Я не знаю, какими будут её взаимоотношения с морем в будущем. А пока она рисует сердечки на берегу, стараясь успеть до прихода волны, и море выбрасывает ей сердце за сердцем.