Поэмбук / Конкурсы / Россия в моём сердце (прозаический конкурс) / Это - Родина моя!..

Это - Родина моя!..


У мамы – юбилей, и сговорившись предварительно с сестрами, собрав сумку с деликатесами, бросив все дела, я еду на торжество в родные края. Поезд «Москва – Серов» уходит с Ярославского вокзала, ехать двое суток, потом надо пересесть еще на один поезд «Серов – Североуральск» и …дальше железной дороги уже нет. Здесь рельсы кончаются, тупик. Вот в этом тупике и стоит мой родной дом.
Последний раз этой дорогой ехала я зимой. И помню восхитительную картину: сразу, как только выезжаешь из слякотной хмурой столицы, обнаруживаешь сказочную красоту белых снегов. Первые полчаса езды еще тянутся какие-то склады, но уже легли на весь окрестный мир пышные, словно осевшие облака, снега. Через пустыри и белые поля кое-где пробиты пешеходные стежки, с крыш маленьких домиков сползают языками избыточно тяжкие глыбы снега. Неожиданно веселое зрелище – огороды, обозначенные собственниками исключительно бесплатной изгородью из подручного материала. Это не по-немецки аккуратно вычерченные квадраты за штакетником или решетками. Конфигурация русских диких огородов диктуется исключительно рельефом местности, они самых замысловатых очертаний и огорожены палками, сучьями, жердями, горизонтально и вертикально, каждый со своей смекалкой – и безнадегой. Словно некая природная поросль из земли произрастает эта изгородь, диковинно, функционально, нелепо… Но на белом снегу вся эта графика русского огорода по горкам и просекам смотрится изумительно. Авангардная инсталляция!
Однако то было зимой, а сейчас за окном июнь. По пригоркам и опушкам цветет бледно-розовый шиповник, синяя лесная герань, желтые купавы. Проезжаем Владимир, скоро Ковров. Вдоль всей дороги сидят мужики в оранжевых жилетках, пасмурные и неподвижные, с темными лицами, загадочные как сфинксы. А на станциях осаждают поезд бабы с дорожным товаром: вареной картошкой, жареными курами, беляшами и рыбой. Довольно быстро они убеждаются, что пассажир к их товару относится настороженно, предпочитая свои запасы. Однако кто-то и достает из кармана деньги, быстро завершается расчет, и вот уже усталые торговки опять сгрудились и обмениваются своими переживаниями. Тетка в белом платке жалуется товарке на мужа: «Хоть берут, хоть не берут, а он все кричит «Иди на перрон!» Я осторожно встреваю: «А если не берут – куда ты эти беляши?» Она, нисколько не возмущаясь, отвечает: «Да куда ж милая еще, сами съедим, робяты даже ждут меня с ними. Да ты бери, не сумлевайся, я чистая хозяйка». Беру, правда вкусно!
За окнами темнеет. Пассажиры уже притерлись друг к другу, завязываются разговоры. Пожилой дядька начальственного вида листает книжку железнодорожных карт, маршрут сверяет! Я смеюсь, а он наставительно и необидчиво объясняет: «После того, как Союз распался, многое поменялось. Я сам бывший железнодорожник, вишь, это у меня старый сборник. Тем летом ехал в Сочи – все изменилось, я с проводником даже поругался. Чего, говорю, в объезд везешь?! А он тоже сердится, объясняет, что раньше через Украину напрямки ездили, а сейчас в объезд едем, чтобы без ихних досмотров. Держа-а-ва, понимаешь ли! Прибил бы я этого Ельцина».
Примерно так заканчиваются все разговоры о политике. Но больше бесед личного характера. Молодежь с верхних полок уже ушла в тамбур, покурить, сойтись поближе. Ехать-то не один день, может, дружба сложится. В соседнем купе парни гомонят всю дорогу. Прислушалась: они обсуждают свой туристический маршрут в заповедник Денежкин Камень, значит, будут шуметь рядом до самого Североуральска. Знаю я этот заповедник, туда действительно едут не только со всей России, но и из-за рубежа. Ихним Альпам до наших Уральских гор далеко, как глянешь с того же Камня окрест – дух перехватывает от неоглядных просторов! А какие кедрачи, а ягодники, а поляны рыжиков!..А лось выйдет на тропу да фыркнет!. Одно слово – заповедный край!
Поезд, знай себе, на стыках приговаривает…Долгий этот маршрут через Нижний Новгород, Пермь, Чусовскую дарит нам радость знакомства с огромными полноводными реками. По гудящим железным мостам мы пересекаем Белую, Каму, Чусовую, Волгу. Корабли, баржи, катера, а на этот раз наблюдали даже перегон плотов по Каме. И в прибрежных заводях малых притоков, речек и речушек с удовольствием наблюдаем за рыбаками, отдыхающими, смеемся над посиневшими от купания пацанами, которым июнь – уже летний месяц.
В Кирове садится чудесная компания: старик-мастер и при нем два «пэтэушника». Их подсадил, сжалившись над безбилетниками, проводник. Они смиренно толкутся в проходе, прижимаясь к окнам, изображая вид сугубо деловой. Парнишки все время пытают Семеныча: скоро ли станция назначения? Им для фермы какая-то военная часть обещала нужную для трактора железку; после разведки, проведенной стариком, они за нею и катят. «Как грузить будем, где там жить, есть ли у них рыбалка?» Дед высовывает в окно кудлатую белую башку, долго торчит в проход одними потертыми портками и, наконец, возвращаясь к своим лопушкам, серьезно сообщает: «Нет, видать, еще не скоро, там трубы должны быть фабричного образца». Мать честная, приметливый пассажир, ему и карт не требуется! К обеду они вышли, труб я так и не видела, может, прозевала, пока сидела в ресторане?
Музыкой для меня на этом маршруте звучат даже названия станций: Ковров, Ветлужская, Урень, Шахунья, Котельнич, Зуевка, Балезино, Верещагино, Калино, Скальный, Пашия, Лаки, Теплая гора, Кушва, Верхняя Выя, Новая Ляля, Лобва, Дровяное, Серов. А потом - Краснотурьинск, Волчанка, Козий, Бокситы… Да и во время других своих путешествий по России я эту дорожную топонимику просто обожаю! Как и бесхитростных пассажиров, местных жителей на станциях и полустанках, для меня это – самая родная среда…
В Перми было очень сыро. Лес – промокший до стволов, листву вывернуло дождями изнанкой, висит, как не отжатое белье, даже елки обвисли. Крыши, заборы, сараи – все мокрое дочерна. Так в чудных дорожных зарисовках пролетают двое суток.
Ночью, пока мы спали, поезд заблудился: вместо станции назначения оказались мы в Алапаевске. Большие реки в своих берегах хоть и взбухали, но никуда не увиливали, а мелкая стервоза Каква взбесилась и вышла из берегов. Затопила пути, вокзал в Серове и поезд вынужденно изменил маршрут. Пассажиры вместе с проводниками высыпали на откос. Кто-то рвал одуванчики, кто-то плакал. У одной старушки портилась колбаса, которую она везла сестре на праздник. Возбужденные тетки, напористо возвысив голоса, обсуждали, возвращаться ли в Москву или ехать в обход. Словно у них был выбор, а машинист только и ждал их приговора!..
Поезд в задумчивости простоял час, локомотив перецепили, и он потащил нас в обратную сторону. Так он кружил в задумчивости от станции к станции, по полчаса пережидая встречные составы, грузовые и пассажирские. В титане кончился кипяток, но нам по-товарищески давали чай в соседнем вагоне. Пассажиры азартно делились припасами и ели с удвоенным аппетитом. Станция Урай, 17 км до Серова. Стоим три часа. Потом медленно трогаемся и дальше плывем практически по воде. На самом деле рельсы идут на некотором возвышении, а вокруг - справа и слева - все залито водой. Плывем с протяжными паровозными гудками, ну прямо как на пароходе!
Из встречного поезда пассажиры нам рассказали, что ввиду большой жары на том самом Денежкином Камне таяли снега и ледники, и все реки и речушки разбухли, под Серовом размыло плотины и прорвало водохранилище. Залило частные дома и дачный поселок. Еле успели эвакуировать детей из лагеря! Старожилы такого с 1957 года не помнят. Наконец доползли до Серова. Пересели на поезд Серов – Североуральск и, не отлипая от окон, все смотрели, где залиты луга, где взбухли до мостов реки. На подходе к станции Бокситы наш Вагран ревел, как дикий Терек, я его таким не видела никогда!
Ну, слава Богу, вот уже и наша церковь, словно белая лебедь на высоком берегу Колонги виднеется. В этом месте у меня всегда сердце сжимается и слеза вскипает. Почти уже дома, замелькали картины, памятные с детства: огромное водохранилище, сосны, вокзал. Вон и мама стоит, беспокойно всматривается в окна плывущего поезда. Сколько же раз она выходила его, беспутного, заблудившегося, встречать…
Послесловие.
Не могу не заметить с особой гордостью за свою страну, что Железные дороги России, которым в 2017 году исполнилось 180 лет, одна из самых крупных транспортных систем мира – их протяженность превышает 85 тысяч километров. За год по рельсам вроде меня же путешествует почти полтора миллиарда пассажиров и столько же тонн грузов. На всех маршрутах, в том числе и Москва-Серов, появились фирменные поезда, вагоны повышенной комфортабельности. Есть и свой Восточный экспресс, идущий из Москвы в Пекин. Дорогое и незабываемое путешествие! Говорят, там один день путешествия стоит 100 долларов.
Лет десять тому назад на РЖД затеяли уникальный проект: из окна поезда увидеть и запечатлеть современный образ России. Получилось здорово! Есть тому исторический прецедент. В 1909-1914 годах выдающийся русский фотограф Сергей Михайлович Прокудин-Горский предпринял серию экспедиций с целью «во всей возможной полноте запечатлеть облик Российской империи». Результатом стали сотни уникальных цветных фотографий, сохранивших облик дореволюционной России. Именно этот исторический факт вдохновил фотографа Антона Ланге и руководство РЖД на продолжение проекта.
«Многообразие в единстве – вот один из лейтмотивов проекта «Россия из окна поезда», - сказал тогдашний президент ОАО «РЖД» Владимир Якунин. - Мы живем в огромной, поражающей воображение своей масштабностью стране. Вспомнить об этом, увидеть ее неповторимый облик глазами пассажира российских железных дорог – такую замечательную возможность дарит нам эта фотовыставка».
«Каждый из нас, живущих в России, видит в течение своей жизни лишь ничтожно малую ее часть, - добавил Антон Ланге. – Мы мало знаем свою страну и просто не осознаем всего величия России». Я убеждена, такое путешествие может совершить каждый из нас!

Голосовать

Общая оценка
4.53

Комментарии (3)

Коротких Елена , 12 фев в 1:33
Дореволюционные цветные фотографии??? Очень интересно! Это ж откуда ж такое чудо чудное??? Остальное супер.
Автор пользователю Коротких Елена , 12 фев в 7:29
Елена, деталей технологии не знаю, но информация достоверная, получена на официальной презентации выставки. ))) За оценку спасибо, и вам творческих удач!
Коротких Елена пользователю Автор , 12 фев в 19:30
Спасибо! Удачи в конкурсе!
Автор пользователю Коротких Елена , 12 фев в 19:19
Работы Проскудина-Горского приобрели невероятную популярность в Интернете: его фотографии — чуть ли не единственные цветные снимки, сделанные в разных частях необъятной Евразийской империи 100 и более лет назад. Статья в Википедии об этом удивительном человеке начинается словами: «русский фотограф, химик (ученик Менделеева), изобретатель, издатель, педагог и общественный деятель, член Императорского Русского географического, Императорского Русского технического и Русского фотографического обществ. Внёс значительный вклад в развитие фотографии и кинематографии. Пионер цветной фотографии в России, создатель „Коллекции достопримечательностей Российской империи“...» Источник: http://fotton.ru/30-redkih-tsvetnyih-fotografiy-rossiyskoy-imperii-100-i-bolee-let-nazad/
Ой, с каким же наслаждением я читала эту конкурсную работу еще на этапе модерации! Проникновенная, красивая, живая. Настоящая. И любовь к русскому человеку, к природе, к истории - в каждом слове! Очень рада тому, что темы патриотизма, любви к родной земле никогда не будут преходящи. И в данном рассказе мне хватило любви автора с лихвой! Спасибо за участие в конкурсе! Да, в том кусочке рассказа, где многократно мать встречала запоздавший, заблудившийся поезд, - пробили на слезу! Мать и есть воплощение родины, которая всегда ждет своих сыновей и дочерей!! Сильно!
Автор пользователю Третьякова Натали , 13 фев в 8:40
Спасибо, Натали, очень тронута! Успехов вам!
Третьякова Натали пользователю Автор , 13 фев в 8:41
И Вам всего самого доброго!)
Серёгин Сергей , 14 фев в 14:23
Очень понравилось!
Автор пользователю Серёгин Сергей , 14 фев в 14:24
Спасибо, Сергей, ценю ваше мнение особо!)))
Комментировать

Проголосовали

Уведомления