Колесим

и сутулый невыспавшийся кассир
равнодушно срывает контроль с билета.
день обмяк. снова ветх и сир
край исподнего какбылета.
 
мы на фоне смешных панам
славно гаргантю-пантагрюэлим,
в детском хоре грешно по нам
плакать люлькам на карусели.
 
мы, протопав ребячий визг,
затыкаемся в пасть кабины.
мир вдруг схлопнулся и подвис
на ржавеющем карабине.
——
нас укачивает в колыбели
мускул-чертово-колесо.
мы друг другу поднадоели.
мы друг другу ни то ни сё.
 
кружим в омуте поднебесном,
тихо черти туманят взгляд.
если что наперёд известно-
нам чертовски благоволят.
 
трижды гладь горизонта чиркнув,
задрожит переплетье рук.
чудно чертит небесный циркуль:
уже, уже треклятый круг.

Проголосовали