В последнее время она только вычеркивала. Из списка. Людей…
Иногда смеялась: что мне в них? Зачем я их туда внесла? Разве они мне дороги, интересны, любимы? Жизнь сталкивала их по-разному. Как порой бывает? Ну учились люди в институте в одной группе или на одном курсе. Потом вместе были на практике. Ну говорили, смеялись, переживали одни и те же события, а потом вдруг – друзья. Почему друзья?
Она защитила кандидатскую. Преподавала в своём универе. А они в это время кто куда – одна замуж, другая в Москву – на центральное телевидение. Ну складывается у людей – и пусть! У неё ещё лучше будет! Жизнь в универе была тусклой, зарплата курам на смех. Зачем карабкалась, тянулась, рвалась? Впрочем, нет! Кандидат наук – это уже из списка не вычеркнешь! Пусть другие попробуют…
В Москву так в Москву! А ту, что осталась в родном городе и в замуже – вон из списка. Что у них общего? У неё дети пошли – один, второй. И поговорить не о чем.
С той, что в Москве, поначалу виделась: она всё-таки одна в этом большом городе. Какие тут правила тусовки? А как на телевидение попала? А-а-а, дядя помог. Ну что ж, будем искать, как говорится.
И эту вычеркнуть – что в ней? Встретиться после работы кофе выпить? С одного конца города на другой? – Нет уж, найдем для этого кого поближе… и – длинная черта в виртуальном списке…
Жизнь не складывалась, потом как-то вдруг сложилась: буду работать на радио! Да еще на каком-ом-ом – эхом отзывалось в ней! Почти диссидентском. В разделе новостей. Правда, пока на низкой должности, чуть не секретарской. Но стоит пополнить список – глядишь, жизнь наладится.
И она наладилась. А из списка вылетали один за другим – коллеги, приятели, добрые знакомые… Ничего, жизнь идёт. Должность растёт.
Так прошло лет десять. Надо сказать, что списков у неё немало. Вот, например, перечень чувств:
- сострадание
- милосердие
- сопереживание…
Эти вылетели первыми. В самом деле, что такое новости на радио? Сход лавины в Карачаево-Черкесии. Убийство олигарха в Англии. Школьник с топором в провинциальной школе. Взрыв в Абхазии. А как это воспринимать с таким списком чувств? – Вон! Жизни не хватит. Новости, новости, новости… Они сыпались как из рога изобилия. Всем посочувствовать просто не успеешь. И вообще, измочалишь свою нервную систему, а надо ещё семью создавать…
С семьей как-то не ладилось, хотя на работе столько мужчин. На тренингах, деловых встречах, интервью – артисты, журналисты, операторы, звукачи, фотографы… Стоп! Она не хотела опускаться до фотографов. У неё была уже должность выпускающего редактора (кандидатская за плечами, как ни говори! - и знание языков), неслабая съемная квартира в хорошем районе и новенькая «Ауди».
 
… Ольгу Сергеевну она встретила случайно, зайдя за обезжиренным молоком в магазин на первом этаже своего дома.
- Сонечка! Это ты! Почти совсем не изменилась! – Ольга Сергеевна с чувством её обняла и расцеловала.
- О, мой бог, неужели это вы? Какими судьбами в Москву?
- Еду от родственников из Рязани. Остановилась в гостинице, чтобы побыть в столице пару дней. Давай посидим где-нибудь, поговорим. Ты не в этом доме живёшь?
- Нет, - почему-то ответила она. – Здесь рядом есть кафешка, я там часто кофе пью, хороший кофе! Пойдёмте!
В современной, красивой кофейне Ольга Сергеевна выглядела как-то уж очень провинциально. Сетки морщин вокруг губ и глаз, простой серый плащ, усталый взгляд.
- Ну как там у нас в городе? Как в университете? Как вы живёте? – Она задавала вопросы и как будто не ждала ответов. Встреча всколыхнула в ней многое: студенческий быт, потом начало преподавания, защита… Ольга Сергеевна, любимый куратор их группы, помогала, настраивала, договаривалась, поддерживала. На защите подарила ей большой букет палево-красных роз…
- Из университета, Соня, мне пришлось уйти. На пенсию. Часов и молодым не хватает. Работаю в соседней гимназии, в старших классах. У меня муж умер, Сонечка, уже полтора года, - глубоко вздохнула Ольга.
- Как вы, что смотрите, что слушаете? Может, наше радио? – лукаво посмотрела она. – Что прочитали в последнее время? Сейчас такая пропасть литературы выходит – и нашей, и переведённой. Мне больше западная нравится: Паланик, Кундера, Фоер, Элис Манро, Макьюэн… А из наших Рубина, Быков, Веллер… У нас на работе все о них говорят. Творческие встречи, перформанс… Недавно с Водолазкиным интервью отрабатывали…
…Заметив незаинтересованный взгляд своей знакомой и слабые оправдания: «Я многого не читала, Соня, работа и внуки занимают почти всё время. К тому же эмоционально трудно настроиться на книги – после смерти Юры…» - она постаралась свернуть беседу. Кофе уже был выпит. Потом небольшая перепалка, кто за него заплатит.
Она проводила Ольгу до ближайшего перехода. На прощание та спросила:
- Сколько тебе лет, Соня? Дети есть у тебя?
Она ледяным голосом ответила:
- Скоро сорок. Детей нет пока…
Потом слабо махнула рукой на прощание и пошла домой.
По пути она восстановила в памяти свой ставший очень коротким виртуальный список и … вычеркнула. Вычеркнула!
 

Голосовать

Общая оценка
15.6

Проголосовали