И вот, когда кораблик был готов...


И вот, когда кораблик был готов,
и съедены бабулины котлеты,
и шапка со значком, и шарф надеты -—
я выбегал во двор, чертя котов,
облюбовавших коврик «фифы» Светы.
 
Кудрявая шалела голова.
Мне чудились победные регаты
по руслам рек в асфальтовых заплатах,
с гудроном на бордюрных берегах,
и Светкины, из форточки, сонаты.
 
И я держал с дворовыми пари
на банки и бутылки из-под колы,
что галиот - не барка! Он фартовый!
 
... но в кругосветки "сплыли" корабли,
и Светка не глазеет из-за шторы.
 
И всё ж весна! И солнце как печать.
В прихожей шапка — без значка — забыта.
Ватага «мелких» курит деловито,
за каждым словом поминая мать.
А я стою ничейный и небритый.
 
И пялюсь на ручей. Он — мелкий бес —
на блажь не соблазнит бесцеремонно.
Щадя ботинок блеск демисезонных,
по бортику, а не наперерез,
ступаю престарелым балероном.
 
И март на тот похож... Но в толк не взять —
куда девались волосы?
А Светка?..
Не лечит беспонтовая таблетка,
обязанная память возвращать.
 
А это вспоминаю...
И нередко.
 

Голосовать

Оценка жюри
11.5
Общая оценка
16.1
Народное голосование
4.6

Проголосовали